Условия лицензионных соглашений популярных NFT-коллекций ограничивают покупателей токенов

Пределы владения. Почему купленные NFT нельзя использовать как угодно

30.08.2022

229

11 мин

NFT привлекают идеей «владения» предметом цифрового искусства или аватаром из нашумевшей коллекции, подразумевая, что владелец может использовать их как угодно, в том числе создавать товары и производные объекты с изображением, то есть по желанию применять его в любых личных и коммерческих целях. Но так ли это? В исследовании компании Galaxy Digital говорится, что крупные проекты «вводят в заблуждение» покупателей NFT относительно того, что они получают, когда речь идет о правах на объекты интеллектуальной собственности.

Для отчета под названием «Обзор NFT-лицензий: Факты и вымыслы» (“A Survey of NFT Licenses: Facts & Fictions”) аналитики Galaxy Digital изучили лицензионные соглашения крупнейших NFT-коллекций, среди которых Bored Ape Yacht Club (BAYC), VeeFriends, Moonbirds и World of Women, а также метавселенные Decentraland и Sandbox. Главным выводом исследования стало то, что подавляющее большинство NFT «представляют нулевое право интеллектуальной собственности на лежащий в их основе контент», вводя владельцев токенов в заблуждение в том, что касается их прав.

По данным отчета, часть проектов, пытаясь предотвратить путаницу, приняли широко известную лицензию Creative Commons, но в процессе некоторые из них фактически отвязали права интеллектуальной собственности от NFT, сделав невозможным для владельцев NFT защитить исключительные права на принадлежащие им объекты цифрового арта.

Лицензии Creative Commons дают возможность автору или правообладателю предоставлять на определенных условиях право использования своего защищенного авторским правом произведения абсолютно любому желающему без оплаты, а также без каких-либо ограничений по территории.

В случае коллекции BAYC, в тексте лицензии на сайте стоящей за ней компании Yuga Labs говорится, что «покупая NFT, вы полностью владеете связанным с ним изображением», причем на слово «полностью» делается особый акцент. Однако, по условиям лицензии, Yuga Labs по-прежнему остается правообладателем, за которым остается право на интеллектуальную собственность. Согласно отчету Galaxy Digital, Yuga «косвенно признает, что владелец NFT на самом деле не владеет произведением».

«Покупая любой из этих токенов, вы покупаете не медиафайл, на который указывают метаданные, а лицензию его эмитента», – поясняет глава исследовательского отдела Galaxy Digital Алекс Торн в эфире CoinDesk TV.

Тем не менее, Yuga Labs недавно представила значительно переработанные условия пользования услугами для коллекций CryptoPunks и Meebits, показав, как может выглядеть более профессиональная версия лицензирования NFT. Согласно правилам, владелец CryptoPunk NFT обладает исключительным правом хранить, продавать, передавать, осуществлять блокчейн-транзакции со своим NFT и даже создавать производные произведения, поясняет управляющий партнёр GMT Legal Андрей Тугарин, допуская, что другие известные проекты также могут позволить владельцам NFT коммерческое использование.

Аналитики Galaxy Digital отметили «благородные усилия» World of Women (WoW), единственного проекта в обзоре, создатели которого пытаются официально передавать авторские права на изображения с помощью NFT. Однако, по мнению авторов, условия продажи WoW все еще не разъясняют, каким образом NFT передает права на любые производные работы или при вторичных продажах через Opensea и другие маркетплейсы. При этом в целом передачу прав на интеллектуальную собственность при вторичной продаже NFT организовать возможно, если это не противоречит изначальному лицензионному соглашению, поясняет Тугарин. В условиях может быть предусмотрена полная передача прав покупателю без ограничений, следовательно он сможет продать NFT и передать все свои права на интеллектуальную собственность вместе с NFT.

Когда права остаются у исходных создателей NFT, они могут в одностороннем порядке изменить условия так, что это едва ли порадует покупателей. Недавно такое произошло с проектом Moonbirds, объявившем о переходе на лицензию CC0. Авторы проекта, по сути, передали коллекцию в «общественное достояние» после того, как несколько месяцев говорили покупателям, что те «владеют» купленными изображениями Moonbirds. Коллекционер под ником Lakoz написал в Twitter, что из-за такого решения упустил «шестизначную» сделку с неназванным брендом, на которую он рассчитывал, покупая NFT.

Некоторые проекты дают покупателям токенов гораздо больше свободы в использовании своих интеллектуальных прав, утверждается в отчете. BAYC, будучи, вероятно, самой нашумевшей NFT-коллекцией, дает владельцам токенов право на использование их изображений по своему усмотрению. Так появились одежда с символикой коллекции, музыкальные проекты и даже тематические рестораны быстрого питания.

Источник: Twitter.com

Еще одним примером стала недавняя распродажа пропусков NFTiff люксовым ювелирным брендом Tiffany & Co. Владельцы токенов из коллекции CryptoPunks могли приобрести один из 250 NFT по цене 30 ETH за штуку (более $50 000 на момент запуска), а затем обменять его на физическую подвеску со своим изображением CryptoPunk. Yuga Labs, владеющая лицензией на коллекцию, никак не участвовала со своей стороны. Инициатива проекта с Tiffany исходила от блокчейн-компании Chain, глава которой славится покупкой самого дорогого в истории «панка» за 23,7 миллиона долларов. Общаясь с журналистами издания Decrypt, директор по развитию Yuga Labs Ноа Девис, назвал проект Tiffany отличным примером того, как коммерческие права на NFT могут быть использованы в будущем.

Другие проекты в меньшей степени приветствуют коммерческое использование NFT из своих коллекций. Создатели Doodles, согласно отчету Galaxy, ограничивают сумму дохода, который может быть получен от производных работ, а также возможность изменять оригинальные изображения. Проект американского серийного предпринимателя и писателя Гари Вайнерчука VeeFriends имеет крайне ограниченную лицензию «только для личного пользования», условия которой не позволяют создавать коммерческие продукты в принципе.

Если в лицензионных соглашениях содержится запрет на коммерческое использование, это означает, что владелец NFT должен использовать его только в некоммерческих целях, объясняет Тугарин. Покупатель NFT может поставить изображение как аватар в социальных сетях, но не может извлекать прибыль из его использования. «Покупатель в таком случае владеет NFT, просто в ограниченном объеме. И для того, чтобы понять пределы такого владения и использования, нужно внимательно изучать лицензионные соглашения проектов перед покупкой токенов», – добавляет представитель GMT Legal.

Авторы отчета акцентируют внимание на будущие доработки правил в сфере NFT. Это может помочь владельцам токенов лицензировать свои активы или делать из них фан-арт. Однако текущее состояние дел не дает оснований считать NFT эффективным способом управления правами на объекты интеллектуальной собственности, по крайней мере, без дальнейшей работы в этом направлении.

Торн из Galaxy Digital связывает это с тем, что пространство NFT в широком смысле только зарождается, а инициативы в области прав на коммерческое использование изображений начали набирать силу только в прошлом году. Некоторые лицензионные соглашения еще выглядят «дилетантскими», и многие проекты просто берут пример друг с друга. Тем не менее, по мере становления сферы NFT условия лицензирования становятся все более детальными. Коллекция Bored Ape Yacht Club может стать первым примером того, как разрастаясь в медиапространстве, NFT-проект уходит за пределы нишевого рынка и все больше интегрируется в большой бизнес. Это неизбежно приводит к необходимости более профессионального подходу, в том числе и к ясности в условиях лицензирования. «Возможно, в будущем мы увидим эффективное и продуманное правовое регулирование NFT. Но в настоящее время его нет, и пока даже просто дать определение NFT в рамках существующего законодательства достаточно сложно», – констатирует Тугарин.

В заключении отчета аналитики Galaxy Digital рекомендуют владельцам NFT бороться за ясность в своих правах на интеллектуальную собственность, а проектам и их создателям – находить пути подтверждения собственности, адекватные реалиям децентрализованного интернета. В противном случае, вся сфера NFT рискует превратиться в продукт прошлой эпохи, который маркетологи преподносят как новое слово в концепции Web3. В интервью Coindesk TV Торн возвращает энтузиастов в реальность, говоря, что «если многие считают NFT революцией и новой формой права на цифровую собственность, до этого еще очень далеко».

Подписывайтесь на Getblock Magazine и будьте всегда в курсе последних новостей из мира криптовалют и цифровой экономики