Основатель Ethereum в интервью рассказывает о возможностях Proof-of-Stake и развитии криптотехнологий

​После «Слияния». Что Виталик Бутерин считает самым важным для Ethereum

29.09.2022

295

9 мин

Вслед за долгожданным переходом сети Ethereum (ETH) на алгоритм Proof-of-Stake (PoS) Виталик Бутерин собрал свои ранее опубликованные статьи о криптотехнологиях в книгу под названием Proof of Stake: The Making of Ethereum and the Philosophy of Blockchains. Она представляет собой сборник его заметок и эссе о разработке и философии блокчейна, написанных в течении последних 10 лет. Книгу можно купить в цифровом и физическом варианте, также представлены уникальные подписанные Бутериным копии в виде невзаимозаменяемых токенов (NFT).

Журналисты издания WIRED пообщались с Бутериным о перспективах децентрализованных технологий, об инновациях, которым дало начало обновление The Merge («Слияние»), и о будущем Ethereum. Пересказываем самое интересное из интервью.

О новых возможностях

Основатель Ethereum выделил три важных преимущества, которые сделало возможным «Слияние». Первым стало то, что экосистема тратит гораздо меньше экономических ресурсов на поддержание работы по сравнению с периодом, когда сеть работала на алгоритме Proof-of-Work (PoW).

Следующим фактором Виталик выделил повышенную легитимность Ethereum после перехода сети на PoS. «Для многих институциональных структур, будь то правительства или корпорации, главной причиной скептического отношения или нежелания использовать Ethereum был алгоритм PoW и его экологический аспект», – отмечает Бутерин. Он ожидает, отказ от PoW приведет в экосистему тех, для кого был критичным вопрос влияния майнинга на экологию, а также много новых пользователей из тех, кто «до этого просто стоял в стороне».

Еще одним преимуществом «Слияния» стала возможность во многом переработать протокол. По мнению Виталика, одна из самых больших проблем с блокчейнами – это масштабируемость и, как следствие, дорогие переводы. Он видит корнем проблемы саму архитектуру, при которой каждая нода в сети должна подтверждать каждую транзакцию. «У нас есть идеи по созданию технологий, которые это исправят и сделают Ethereum такой системой, в которой обработка транзакций останется децентрализованной, но при этом еще более эффективной», – резюмирует Виталик.

О главной инновации

На вопрос о конкретном примере того, что было недоступно или неэффективно в Ethereum до «Слияния», Виталик снова говорит о масштабируемости сети: «У Ethereum есть то, что мы называем «двухслойной моделью масштабирования», и наш план в том, чтобы немного ее модернизировать, чтобы позволить блокчейну обрабатывать гораздо большие объемы данных». По его словам, есть отдельные протоколы, которые берут эти данные в качестве компонентов и создают «что-то вроде мини-Ethereum внутри Ethereum», позволяя проводить намного больше транзакций – до 100 тысяч в секунду.

Виталик уточняет, что нужно проделать еще много работы внутри экосистемы для разработки таких протоколов второго уровня, но после «Слияния» это будет намного проще, а возможность масштабировать сеть до таких результатов – это, возможно, одна из самых важных целей после обновления.

О влиянии рынка

«В какой-то степени, я жду медвежьего рынка», – говорит Виталик. По его мнению, в период пузыря 2020 и 2021 года криптовалюты технически оказались не готовы к ажиотажу, возникшему вокруг них в этот период. Он считает, что если бы переход на PoS отложился еще на несколько лет и совпал с новыми историческими максимумами крипторынка, «все могло быть гораздо хуже».

Восемь мифов о переходе Ethereum на Proof-of-Stake

«В прошлом году комиссии росли до двадцати долларов за транзакцию, а при следующем ценовом пузыре могли бы вырасти до двухсот. При таком сценарии, криптовалюты как способ расширения возможностей третьего мира и поддержки тех, кто не пользуется банками, и тех, кто изолирован существующими институтами, выглядят просто абсурдно», – рассуждает Виталик, добавляя, что всегда хотел решить вопрос масштабируемости до массового распространения экосистемы и внимания к ней. Переход на PoS сам по себе не решает вопрос с комиссиями, но «необходим, чтобы на полную катушку заняться тем, что решит».

Об NFT и играх

По мнению Виталика, невзаимозаменяемые токены должны быть чем-то полезны для владельца. На ранних стадиях появилось множество «картинок с котиками, которыми все торгуют», но для поддержания долгосрочной ценности нужны «еще какие-то преимущество владения [токеном], помимо одной только возможности сказать, что вы им владеете».

Пределы владения. Почему купленные NFT нельзя использовать как угодно

Самым удачным вариантом применения NFT Виталик считает адреса в доменной системе ENS. Сам ENS-домен технически является NFT на конкретном кошельке, и чтобы отправить любой токен на этот кошелек, можно указать не его адрес в привычном формате, а заменить его удобно читаемым адресом, таким как Vitalik.ETH.

Еще одним удачным применением NFT Бутерин называет игры сегмента play-to-earn (P2E), уточняя при этом, что успешная игра с интеграцией NFT должна быть интересной для пользователя сама по себе, без аспекта монетизации. Победит тот, кто первый сделает блокчейн-игру, в которую действительно интересно играть, считает Виталик.

О децентрализации вне криптовалют

Отвечая на вопрос о вариантах применения блокчейна вне привычных сценариев, Виталик считает удачным примером процесс голосования. Люди много говорят об устойчивости блокчейна к цензуре, но сама фраза «устойчивость к цензуре» обычно рождает не самые уместные ассоциации, считает Бутерин, уточняя, что неподверженность цензуре необходима при любом голосовании.

«Если правительство лишает вас возможности голосовать, любая демократия просто перестает работать, – рассуждает Виталик, – Важно, чтобы системы голосования имели эту по-настоящему важную функцию: если вы хотите проголосовать, у вас должна быть возможность и уверенность, что ваш голос ушел именно туда, где будет засчитан».

О регулировании

По мнению Виталика, стоит рассматривать два слоя криптовалют: базовый, то есть сама технология, и существующий поверх него программный, то есть те приложения и сервисы, которые ее используют. «Мы очень стараемся, чтобы базовый слой не попадал ни под какое регулирование, особенно какой-то одной страны. Для доверия к платформе во всех других странах очень важно, чтобы одна страна не имела над ней слишком большой власти», – поясняет Бутерин.

Говоря о программном слое, он поясняет, что существует множество приложений в разных сферах, и какие-то конкретные варианты использования блокчейнов уже могут попадать под регулирование, ссылаясь в том числе на прецедент с наложением санкций на микшер Tornado Cash. «Гораздо сложнее привести публичные аргументы в пользу того, что они должны быть полностью свободны от регулирования», – признает Виталик.

Подписывайтесь на Getblock Magazine и будьте всегда в курсе последних новостей из мира криптовалют и цифровой экономики